Срок исковой давности по договору личного страхования - AUTOEXPERTUSA.RU

Срок исковой давности по договору личного страхования

Статья 966. Исковая давность по требованиям, связанным с имущественным страхованием

1. Срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, за исключением договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет два года.

2. Срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет три года (статья 196).

Комментарий к ст. 966 ГК РФ

1. Пунктом 1 коммент. ст. установлен сокращенный срок давности по притязаниям, связанным со страхованием имущества, страхованием предпринимательского риска и страхованием договорной ответственности.

По притязаниям, связанным с личным страхованием и страхованием деликтной ответственности, действует общий срок давности — три года (ст. 196 ГК, п. 2 коммент. ст.).

2. По притязанию страховщика на взыскание страховых взносов давность начинает течь в обычном порядке — по окончании срока исполнения обязательства (п. 2 ст. 200 ГК).

3. Течение давностного срока по притязанию страхователя (выгодоприобретателя) на страховую выплату начинает течь с момента наступления страхового случая (пожара, наводнения, причинения вреда застрахованным лицом и т.п.), поскольку именно в этот момент возникает потребность в защите права или охраняемого законом интереса страхователя (см., например: Крашенинников Е.А. Давность притязаний // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2003. Вып. 10. С. 6 с прим. 5). Следует признать необоснованным мнение авторов, которые приурочивают начало течения давностного срока к моменту отказа в страховой выплате (см., например: Сергеев А.П. Некоторые вопросы применения правил об исковой давности в российском законодательстве // Сборник статей к 50-летию Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 2001. С. 36 — 37).

Просрочка в страховой выплате приводит к возникновению у страхователя притязания на неустойку или проценты за просрочку, которое начинает задавниваться с истечением срока, установленного для выплаты страхового возмещения или обеспечения.

Если страховой случай (например, дожитие до определенного времени) не носит вредоносного характера и не вызывает потребность в защите права или охраняемого законом интереса, то притязание на страховую выплату возникнет у страхователя лишь при отказе страховщика исполнить свою обязанность, вследствие чего давность начнет течь с момента истечения срока, установленного для страховой выплаты.

Судебная практика по статье 966 ГК РФ

Срок исковой давности, предусмотренный для реализации права из договора страхования имущества статьей 966 Гражданского кодекса Российской Федерации, течение которого начинается с момента отказа в выплате либо неполной выплаты страхового возмещения, судами признан не пропущенным.
Предъявление иска об исполнении договора не может расцениваться в качестве недобросовестного поведения, влекущего отказ в защите права.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Р.А. Черников оспаривает конституционность пункта 1 (в жалобе ошибочно именуется частью) статьи 966 ГК Российской Федерации, согласно которому срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, за исключением договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет два года.

За предъявленный период с 20.12.2014 по 19.03.2015 апелляционный суд правильно исчислил срок исковой давности, составляющий в силу статей 196, 966 Гражданского кодекса Российской Федерации три года, предшествовавших предъявлению иска (05.12.2017), и признал его не пропущенным.
Общество «ВСК» привлечено к участию в деле в качестве преемника прав и обязанностей общества «Страховая компания «ВТБ Страхование», полученных до возникновения спора, поэтому отвечает за действия предшественника на тех же условиях, на что также правильно указали суды.

Заявленные проценты начислены на сумму страхового возмещения, подлежащего выплате на основании договора добровольного страхования имущества, по возникающим из которого требованиям срок исковой давности в силу статей 196, 966 Гражданского кодекса Российской Федерации составляет два года.
Учитывая, что срок исковой давности по требованию о взыскании процентов определяется применительно к каждому дню просрочки, содержащийся в кассационной жалобе довод общества о незаконном отклонении его заявления о пропуске срока исковой давности в отношении заявленных за период с 21.08.2015 по 14.04.2016 процентов к дню предъявления 16.04.2018 рассматриваемого иска заслуживает внимания.

В силу пункта 1 статьи 966 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность по требованиям, вытекающим из договора страхования имущества, составляет два года.
Соответственно аналогичный срок применяется к процентам за просрочку выплаты страхового возмещения.
В деле N А40-187689/2015 Арбитражного суда города Москвы в связи с заявлением общества суды обсуждали вопрос о применении исковой давности к требованию о взыскании страхового возмещения, и, установив дату начала течения срока, признали его непропущенным.

Разрешая спор, суды руководствовались положениями статей 199, 200, 202 и 966 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 5 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и исходили из пропуска заявителем срока исковой давности, что является самостоятельным основанием к отказу в иске.
Доводы заявителя кассационной жалобы выводы судов не опровергают и не свидетельствуют о наличии оснований для передачи жалобы на рассмотрение в судебном заседании.

Суды установили, что применительно к согласованным условиям страхования страховая выплата должна была состояться до 04.02.2016, в связи с чем указанная дата правомерно принята в качестве момента для начисления процентов и предъявления иска, состоявшегося 28.12.2017 в пределах установленного статьей 966 Гражданского кодекса Российской Федерации срока исковой давности.

Об отказе страховщика акционерному обществу «СО ЕЭС» стало известно 12.12.2016, поэтому вывод апелляционного суда о том, что именно с этой датой связано право на обращение в суд с неудовлетворенным в досудебном порядке требованием в срок, предусмотренный пунктом 1 статьи 966 Гражданского кодекса Российской Федерации, является правильным.

Суды установили, что акционерное общество «Объединенная страховая компания» направило ответчику заявление о наступившем страховом случае, с моментом получения ответа на которое суды связали течение срока исковой давности, предусмотренного пунктом 1 статьи 966 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Определение начала течения срока исковой давности с момента представления заявления о выплате со всеми причитающимися документами противоречит договорному порядку взаимодействия сторон в связи с наступившим страховым случаем.

Суды установили, что применительно к условиям соглашения от 26.02.2010 между страховщиком и обществом «Сименс Финанс», место которого заняло общество «Сибирь», и договора страхования от 12.05.2012 N 10268/50-5530683 страховая выплата должна была состояться до 05.05.2015, тогда как обращение в суд последовало 27.06.2017, то есть за пределами установленного статьей 966 Гражданского кодекса Российской Федерации срока.

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, установив, что страхователю о наступлении всех страховых случаев стало известно в 2014 году, на дату обращения страхователя в арбитражный суд с настоящим иском к страховщику (16.01.2018) предусмотренный статьей 966 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности истек, руководствуясь положениями статей 196, 199, 200, 207, 966 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктами 3, 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.2015 N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», суды пришли к выводу о том, что иск удовлетворению не подлежит.

Статья 966. Исковая давность по требованиям, связанным с имущественным страхованием

1. Срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, за исключением договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет два года.

2. Срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет три года (статья 196).

Комментарий к Ст. 966 ГК РФ

1. Как известно, исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Общий срок исковой давности устанавливается в три года. Для отдельных видов требований законом могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком (ст. ст. 195 — 197 ГК).

Первоначально (до 2007 г., когда комментируемая статья была изложена в новой, ныне действующей редакции) в комментируемой статье содержалось весьма лаконичное указание: «Иск по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, может быть предъявлен в течение двух лет». Такое словесное воплощение правила, включенного в закон (независимо от того, как относиться к самому правилу с точки зрения содержательной), конечно, нельзя было признать удовлетворительным. Из содержания статьи следовало, будто по истечении двух лет нельзя предъявить иск по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования. Это, разумеется, не так.

В соответствии со ст. 199 ГК РФ требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности, которая применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Таким образом, иск по требованиям, связанным с имущественным страхованием (как и по любым другим требованиям), может быть предъявлен и по истечении срока исковой давности (в данном случае — по истечении двух лет). Другое дело, что истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (абз. 2 п. 2 ст. 199 ГК).

В настоящее время рассматриваемая статья существенно изменилась. Во-первых, ранее по всем требованиям, связанным с имущественным страхованием, устанавливался сокращенный срок исковой давности — два года. Ныне по общему правилу этот срок также равен двум годам. Но есть и новелла — в отношении требований, вытекающих из договора страхования риска ответственности, и по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц (см. ст. 931 ГК и комментарий к ней), действует общий срок исковой давности (три года). Во-вторых, устранены отмечавшиеся недостатки словесного воплощения нормативного материала.

2. При уяснении содержания комментируемой статьи наиболее сложно определиться с тем, с какого момента исчислять срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования (о выплате страхового возмещения).

Вопрос этот имеет давнюю историю. Так, один из наиболее авторитетных специалистов по страховому праву профессор В.И. Серебровский писал в 1944 г., что «требования о выплате страхового возмещения должны быть по общему правилу предъявлены… не позднее двух лет со дня страхового случая» . Аналогичную позицию занимали и многие другие авторы .

———————————
Гражданское право / Под ред. М.М. Агаркова и Д.М. Генкина. М., 1944. Т. II. С. 219.

См., например: Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций. Отдельные виды обязательств. Л.: Изд-во ЛГУ, 1961. С. 440; Советское гражданское право / Отв. ред. В.А. Рясенцев. М.: Юрид. лит., 1965. Т. 2. С. 236; Советское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Под ред. О.А. Красавчикова. 3-е изд., испр. и доп. М.: Высшая школа, 1985. Т. 2. С. 276.

Читайте также  Проверить регистрацию транспортного средства в ГИБДД

В период действия новейшего гражданского законодательства по рассматриваемому вопросу высказаны различные мнения. Так, А.П. Сергеев считает, что исковая давность начинает течь с момента исполнения страховщиком своей обязанности по страховой выплате .

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая: Учебно-практический комментарий (постатейный) (под ред. А.П. Сергеева) включен в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2010.

Сергеев А.П. Некоторые вопросы применения правил об исковой давности в российском законодательстве // Сб. статей к 50-летию Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 2001. С. 36 — 37. Такое же мнение высказывается и некоторыми другими авторами. См., например: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая (постатейный) / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 2003. С. 777.

Нередко встречается другая позиция. Так, в одном из учебников утверждается, что «течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора (страхователя) возникает право предъявить требование об исполнении обязательства. Следовательно, началом срока исковой давности в страховании следует считать момент наступления страхового случая, а не момент, когда страхователь узнал о наступлении страхового случая или получил отказ страховщика в страховой выплате» . Профессор В.А. Рахмилович в 1997 г. указывал, что исполнение страховщиком своего обязательства «должно последовать в течение семидневного льготного срока (п. 2 ст. 200 ГК)» . В то же время и позднее В.А. Рахмилович высказывался и по-иному: по общему правилу срок исковой давности в страховании начинает течь со дня наступления страхового случая .

———————————
Вошатко А.В. Начало течения давностного срока по притязанию на выплату страхового возмещения // Проблемы защиты субъективных гражданских прав. Ярославль, 2001. С. 39 — 45. Аналогичная точка зрения высказывается некоторыми другими авторами. См., например: Крашенинников Е.А. Давность притязаний // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2003. Вып. 10. С. 6; Гражданское право: Учебник / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2007. Т. II. С. 380.

Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1997. С. 530.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. 2-е изд., испр. и доп. М., 1997. С. 554 (см. также 4-е изд., испр. и доп. М., 2004).

Суды в подавляющем числе случаев исходят из того, что срок исковой давности необходимо исчислять с момента наступления страхового случая.

Как представляется, при решении отмеченной проблемы необходимо исходить из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права; изъятия из этого правила устанавливаются самим Кодексом и иными законами. Таково общее правило. Применительно к страхованию это правило требует уточнения.

В силу ст. 929 ГК РФ у страховщика появляется обязанность выплатить страховое возмещение при наступлении страхового случая. Корреспондирующее данной обязанности право страхователя (или другого выгодоприобретателя) возникает в тот же момент. И эти указания закона не есть «продукты» юридической мысли. Они следуют из существа отношений, складывающихся при страховании. В результате страхового случая происходит нарушение прав страхователя. И неважно, произошло ли такое нарушение по субъективным причинам или по неким объективным обстоятельствам. Произошло умаление имущественной сферы страхователя. С целью восстановления положения, существовавшего до страхового случая, и предусмотрено страхование. Нарушение прав страхователя осуществлено не действиями страховщика, но с момента наступления страхового случая у него появилась обязанность выплатить страховое возмещение.

В юридической литературе и судебной практике чрезвычайно широко распространено мнение, в соответствии с которым обязательство страховщика по выплате страхового возмещения является обязательством до востребования. Отсюда, опираясь на п. 2 ст. 200 ГК РФ, иногда делается вывод, в соответствии с которым при страховании течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику (страховщику) предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, то исчисление исковой давности начинается по окончании указанного срока. В качестве такого льготного срока называется разумный срок — семидневный срок со дня предъявления страхователем требования, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства (п. 2 ст. 314 ГК). При этом страхование сравнивается с хранением, с другими обязательствами с неопределенным сроком исполнения и с теми, срок исполнения которых определен моментом востребования, также дается понятие льготного срока и пр.

Общеизвестно, что любое сравнение в той или иной мере условно. Но в данном случае сравнения попросту неуместны. Как уже отмечалось, в соответствии с п. 1 ст. 929 ГК РФ право страхователя и обязанность страховщика возникают при наступлении страхового случая.

Страхователь обязан уведомить страховщика о наступлении страхового случая (п. 1 ст. 961 ГК). Однако такое уведомление нельзя рассматривать в качестве требования о выплате страхового возмещения (об исполнении обязательства). И это очень хорошо видно из содержания п. 2 ст. 961 Кодекса — даже если страховщик не уведомлен, но своевременно узнал о наступлении страхового случая или отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение (он уже несет обязанность платить!), страховое возмещение должно быть выплачено.

Если в договоре страхования установлен срок уведомления страховщика о наступлении страхового случая, указан перечень документов, которые должен приложить страхователь к уведомлению, определен срок, в течение которого страховщик должен принять решение о выплате (или об отказе), и пр., то речь идет всего лишь об определении порядка (процедуры) исполнения обязанностей участников договора страхования. Наличие такого рода указаний никак не может «зачеркнуть» или «подправить» императивные нормы закона об исковой давности.

3. Если считать, что срок исковой давности должен исчисляться с момента заявления требования страхователя (а он обязан лишь уведомить) или со дня истечения семидневного срока, получения отказа страховщика и т.п., то, во-первых, существует неопределенность в решении вопроса о начале течения срока исковой давности. Во-вторых, увеличивается временной разрыв между моментом наступления страхового случая и моментом принятия решения о выплате страхового возмещения или отказа в выплате и т.д. (повышается вероятность такого временного разрыва). Между тем издавна известно, что такой разрыв должен быть по возможности коротким. Так, Г.Ф. Шершеневич, говоря о сроке, в течение которого страхователь должен уведомить страховщика, и констатируя, что обычно устанавливается срок в несколько дней, заключил: «…чем далее от момента несчастья, тем труднее становится определение убытков» . В.И. Серебровский указывал: «Законодательства (в том числе зарубежные, к которым сделана отсылка. — Б.Г.) обычно устанавливают сокращенную исковую давность для заявления требований о выдаче страхового вознаграждения. Чем больше проходит времени с момента, когда событие произвело свое разрушительное действие, тем труднее воспроизвести в точности величину понесенных убытков и выяснить причину несчастья» .

———————————
Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М.: СПАРК, 1995. С. 347.

Серебровский В.И. Избранные труды. М.: Статут, 1997. (Серия «Классика российской цивилистики».) С. 546.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 21.02.2017 N 18-КГ16-194

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 21 февраля 2017 г. N 18-КГ16-194

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н. и Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ООО СК «ВТБ Страхование» к Верещагину С.И. о возмещении ущерба в порядке суброгации,

по кассационной жалобе Верещагина С.И. на решение Геленджикского городского суда Краснодарского края от 1 октября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 5 мая 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П., объяснения представителя Верещагина С.И. — Калгина И.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя ООО СК «ВТБ Страхование» — Сорокотягина П.И., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

ООО СК «ВТБ Страхование» обратилось в суд с иском к Верещагину С.И. о возмещении ущерба в порядке суброгации.

В обоснование исковых требований страховщик указал, что 4 ноября 2011 г. произошло дорожно-транспортное происшествие (далее — ДТП) с участием автомобилей под управлением Верещагина С.И. и под управлением Ф. Виновным в указанном ДТП признан Верещагин С.И.

На момент ДТП автомобиль » » был застрахован в ООО СК «ВТБ Страхование» по договору страхования транспортных средств по риску «КАСКО». В рамках договора страхования 11 октября 2012 г. ООО СК «ВТБ Страхование» произвело оплату ремонта застрахованного автомобиля » » на сумму 216143 руб.

Принимая во внимание выплату ООО «Росгосстрах», в котором была застрахована гражданская ответственность Верещагина С.И., по полису ОСАГО страхового возмещения в размере 120 000 руб. в пользу ООО СК «ВТБ Страхование», истец просил взыскать оставшуюся сумму ущерба в порядке суброгации с причинителя вреда Верещагина С.И. в размере 96143 руб.

Ответчик возражал против удовлетворения иска, заявил о пропуске срока исковой давности.

Решением Геленджикского городского суда Краснодарского края от 1 октября 2015 г. иск удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 5 мая 2016 г. решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Верещагина С.И. ставится вопрос об отмене решения Геленджикского городского суда Краснодарского края от 1 октября 2015 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 5 мая 2016 г., как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П. от 27 января 2017 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судебными инстанциями при рассмотрении настоящего дела.

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции, с которым согласилась Судебная коллегия, исходил из того, что к ООО СК «ВТБ Страхование», которое произвело страховую выплату, перешло право требования к лицу, причинившему вред, в порядке суброгации, а также из того, что срок исковой давности для обращения ООО СК «ВТБ Страхование» в суд с иском о взыскании суммы ущерба следует исчислять с 11 октября 2012 г., даты оплаты страховщиком восстановительного ремонта застрахованного автомобиля. Истец обратился в суд с исковым заявлением 27 июля 2015 г., то есть в пределах установленного законом трехгодичного срока.

Читайте также  Нужна ли страховка при регистрации автомобиля?

С указанными выводами судебных инстанций согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 965 названного кодекса если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

На требования, вытекающие из обязательств в связи с причинением вреда, распространяется установленный статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности — три года.

В соответствии со статьей 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления (статья 201 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Аналогичная позиция содержится в пункте 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. N 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», согласно которому перемена лиц в обязательстве по требованиям, которые страховщик в порядке суброгации имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования, не влечет изменение общего (трехгодичного) срока исковой давности и порядка его исчисления. При этом срок исковой давности для страховщика, выплатившего страховое возмещение, должен исчисляться с момента наступления страхового случая.

По смыслу указанных положений закона и разъяснений постановления Пленума, срок исковой давности по заявленным ООО СК «ВТБ Страхование» требованиям составляет три года и исчисляется с момента наступления страхового случая — даты ДТП, то есть с 4 ноября 2011 г. и соответственно истекал 4 ноября 2014 г. Истец обратился в суд с исковым заявлением 27 июля 2015 г.

Учитывая изложенное, вывод суда о том, что началом течения срока исковой давности является момент страховой выплаты потерпевшему в ДТП, а также, что срок исковой давности, об истечении которого заявил ответчик, истцом не пропущен, нельзя признать правильным.

Допущенные судом нарушения норм материального права являются существенными, повлиявшими на исход дела.

Поскольку повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 1 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»), а также учитывая необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 5 мая 2016 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Начало течения срока исковой давности по договору страхования: платить нельзя задавнивать

В юридической литературе и судебной практике споры о начале течения срока исковой давности в страховании имеют давние корни. Связано это в первую очередь с особой спецификой страхового правоотношения по предоставлению защиты от неблагоприятных последствий окружающей нас действительности. Страхователи, приобретая страховую услугу, покупают таким образом свое спокойствие и уверенность в завтрашнем дне, перекладывая возможные неблагоприятные риски на профессионального управленца этими самыми рисками. Именно возможность наступления или ненаступления страхового события является краеугольным камнем начала отсчета течения срока исковой давности.

Некоторое время назад в практике судов господствовал подход начала исчисления срока исковой давности от даты наступления страхового события. Данный подход активно критиковался в литературе[1] и, очевидно, не отвечал интересам потребителей страховых услуг. Были у данного подхода и сторонники, отмечавшие, что «наступление предусмотренного договором имущественного страхования страхового случая обусловливает возникновение притязания на выплату страхового возмещения. Поскольку это притязание обладает способностью быть осуществленным в принудительном в отношении страховщика порядке судебным органом, у его носителя сразу же появляется интерес к процессу и возникает процессуальное право на предъявление иска как средство возбуждения гражданского процесса по принудительной реализации принадлежащего ему притязания»[2]. Ю.Б. Фогельсон предлагает исчислять срок исковой давности «по обязательству страховщика «платить по наступившему страховому случаю» не с момента наступления страхового случая, а с момента, когда страхователь (выгодоприобретатель) узнал о его наступлении. Только при таком определении начала течения срока исковой давности эта правовая конструкция будет в страховании обеспечивать достижение тех целей, ради которых она вводится».[3] В дальнейшем будет приведен пример, который показывает, что данный подход также не всегда отвечает интересам отдельной категории потребителей страховых услуг.

Одно из последних страховых дел, рассмотренных ныне несуществующим Президиумом ВАС РФ касалось как раз данной проблематики[4] Докладчиком по данному делу был не нуждающийся в представлении С.В. Сарбаш и если автор данной заметки не заблуждается, то именно об этом деле Сергей Васильевич рассказывал в своем интервью, отвечая на вопросы М.А. Ероховой и В.В. Бациева[5]. В данном судебном акте Президиум ВАС РФ поддержал подход о начале течения срока исковой давности по договору страхования, не с момента наступления страхового события, а с момента отказа в выплате страхового возмещения, а равно с момента выплаты не в полном объеме или истечения льготного срока на выплату, предусмотренного законом или договором. Та же практика закрепилась и в судах общей юрисдикции[6], а затем и в объединенной высшей судебной инстанции[7].

В настоящее время у судов не вызывает сложностей определение начала течения срока исковой давности при своевременном обращении страхователей (выгодоприобретателей) с заявлением о наступлении страхового события. Проблемы начинают возникать, когда заявление о наступлении строгого события подается по истечении достаточно длительного периода времени, например по истечению трех лет с момента наступления страхового события. Причины здесь могут быть различные, как и низкая правовая грамотность потребителей страховых услуг, так и напротив неопределенность начала течения срока исковой давности при необращении за выплатой. И ведь действительно, согласно тому же п. 4 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 N 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» исковая давность по спорам, вытекающим из договоров обязательного страхования риска гражданской ответственности, в соответствии с пунктом 2 статьи 966 ГК РФ составляет три года и исчисляется со дня, когда потерпевший (выгодоприобретатель) узнал или должен был узнать:

об отказе страховщика в осуществлении страхового возмещения или прямом возмещении убытков путем организации и оплаты восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства на станции технического обслуживания или выдачи суммы страховой выплаты либо

об осуществлении страхового возмещения или прямого возмещения убытков не в полном объеме.

Исковая давность исчисляется также со дня, следующего за днем истечения срока для принятия страховщиком решения об осуществлении страхового возмещения или о прямом возмещении убытков путем организации и оплаты восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства на станции технического обслуживания либо о выдаче суммы страховой выплаты (пункт 21 статьи 12 Закона об ОСАГО).

Прочитав данное разъяснение Верховного Суда РФ кажется, что срок исковой давности не начинает течь, пока не будет подано заявление о наступлении страхового события и страховая компания каким-либо способом не нарушит права потребителей страховых услуг. Ведь именно это и написано в указанном разъяснении. Однако проанализировав судебную практику прежде всего по массовым видам страхования (КАСКО, ОСАГО) становится видно, что при длительном необращении в страховую компанию за выплатой, суды готовы иначе трактовать устоявшийся подход к началу течения срока исковой давности.

Это видно из недавнего Определения СКГД ВС РФ от 16.06.2020 по делу 7-КГ20-1, в котором сформирована следующая правовая позиция – «если в договоре добровольного страхования установлен срок осуществления страховой выплаты, то течение срока исковой давности при необращении потерпевшего за страховой выплатой начинается с момента истечения срока, установленного договором страхования для осуществления страховой выплаты». В данном судебном акте тройка судей предлагает исчислять срок исковой давности по договору добровольного страхования от даты наступления страхового случая, добавив к нему, предусмотренный договором срок на обращение и льготный срок на произведение выплаты. Что это как не возвращение к старому подходу об исчислении срока исковой давности от даты наступления страхового случая?

Или, например другой свежий пример, вытекающий из договора ОСАГО. Близкий родственник погибшего в ДТП пассажира обращается за выплатой по случаю причинения вреда жизни по истечению более 3,5 лет с даты ДТП. Страховая компания, разумеется, отказывает в выплате со ссылкой на пропуск срока исковой давности. Суды отказывает во взыскании страхового возмещения, приводя следующие, на мой взгляд ошибочные доводы[8]: «наступление страхового случая означает лишь возникновение права страхователя (выгодоприобретателя) обратиться с требованием к страховщику о страховой выплате, сама же реализация права на страховую выплату осуществляется в порядке, предусмотренном договором страхования или законом. Если страхователь (выгодоприобретатель) в установленный законом или договором срок обратился к страховщику, то течение срока исковой давности начинается с момента, когда страхователь узнал или должен был узнать об отказе в выплате страхового возмещения или о выплате его не в полном объеме, а при несовершении таких действий (то есть при необращении к страховщику в установленный законом или договором срок) — с момента окончания срока, установленного для страховой выплаты, с учетом надлежащего поведения страхователя (выгодоприобретателя).»

Из данной мотивировки судебной инстанции видно, что они используют тот же подход, что и Верховный Суд РФ в Определении от 16.06.2020 по делу 7-КГ20-1, однако в Законе об ОСАГО нет определенного срока на обращение потерпевшего за выплатой страхового возмещения. К тому же судебная практика исходит из постулата, что несвоевременное обращение страхователя (выгодоприобретателя) за выплатой не является безусловным основанием для отказа в выплате страхового возмещения. В рассматриваемом деле отсутствие установленного законом срока на обращение за выплатой суд компенсировал применением аналогии закона и использовал срок направления водителем извещения о ДТП в совокупности со сроком принятия наследства, рассчитав начало течения срока исковой давности опять же от даты ДТП. Однако суд не привел аргументов при чем здесь срок принятия наследства, который никак не связан с правом получения страхового возмещения в связи с причинением вреда жизни.

Читайте также  Регистрация авто с заменой ПТС

Еще один аргумент, который указал суд сводится к следующему тезису: начало течения срока исковой давности не может быть отодвинуто на неопределенный срок (любой, исчисляемый годами и десятилетиями) и зависеть исключительно от волеизъявления потерпевшего (выгодоприобретателя) относительно той даты, когда ему стоит обратиться к страховщику. Данное утверждение также представляется крайне неубедительным, поскольку судебная коллегия очевидно путает понятия объективного и субъективного срока исковой давности. Субъективный срок исковой давности составляет по ОСАГО три года (ст. 966 ГК) и начинает течь согласно господствующему сейчас подходу не раньше чем, страховщик нарушит субъективное право истца (отказом, выплатой не в полном объеме), что предполагает как минимум обращение в страховую компанию. Разумеется, срок обращения в страховую компанию за выплатой, то есть реализация своего субъективного права, зависит только от потерпевшего. Если потерпевший обратился за выплатой страхового возмещения спустя, например 2 года и 10 месяцев и не получил возмещения, то 3-х летний срок исковой давности будет течь именно с момента истечения 20-ти дневного срока на выплату, установленного законом об ОСАГО. То есть очевидно, что субъективный срок исковой давности до обращения в страховую компанию 2 года и 10 месяцев просто не начал течь. Так почему же он должен течь, если обращение за выплатой последовало после истечения трехлетнего срока с момента ДТП? В этом и представляется абсолютно нелогичная позиция суда.

Справедливости ради следует отметить, что предложенный в вышеназванных судебных актах подход не является определяющим. В судебной практике встречаются и решения, в которых, по мнению автора, суды отделяют момент возникновения права на обращение в страховую компанию от момента нарушения субъективного права должником, с которого и должен начинать исчисляться субъективный срок исковой давности[9].

По мнению автора, проблема решается установлением в ст. 966 ГК РФ объективного срока исковой давности, который будет исчисляться с момента возникновения обязательства, то есть с момента наступления страхового случая. Установление данного срока будет способствовать стабильности гражданского оборота и определенности правовых норм, регулирующих страхование. О необходимости установления объективного строка исковой давности говорится и в Концепции развития гл. 48 ГК РФ[10]. Однако предлагаемый в Концепции срок в 10 лет, взятый по всей видимости по аналогии с общим объективным сроком, установленным ст. 200 ГК РФ, явно не отвечает потребностям развития страхового законодательства. Учитывая, что то к примеру срок хранения тех же договоров ОСАГО с выплатными делами страховой компанией составляет 5 лет, а также учитывая сроки хранения информации о тех же ДТП в компетентных органах представляется, что объективный срок исковой давности в 5 лет с даты ДТП является достаточным для реализации потребителями страховых услуг своих прав с учетом баланса интересов всех участников страховых правоотношений.

[1] А. П. Сергеев Начало течения исковой давности в обязательствах по страхованию \Сборник научных статей в честь 60-летия Е. А. Крашенинникова: сб. науч. ст. / отв. ред. П. А. Варул; Яросл. гос. ун-т им. П. Г. Демидова. – Ярославль: ЯрГУ, 2011.

[2] К р а ш е н и н н и к о в Е . А . Давность притязаний // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2003. Вып. 10. С. 7. Прим. 5

[3] Страховое право: теоретические основы и практика применения: монография / Ю. Б. Фогельсон. — М. : Норма : ИНФРА М, 2012. Стр. 339.

[4] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.01.2014 № 11750/13

[6] П. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.06.2013 № 20 «О применении законодательства о добровольном страховании имущества граждан»

[7] П. 4 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 N 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»

[8] Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 08.06.2020 N 33-6159/2020 (оставлено без изменения Шестым кассационным судом общей юрисдикции, однако поскольку судебный акт последней судебной инстанции имеет крайне скудную аргументацию, приведу доводы тройки судей из апелляции).

[9] Определение Девятого кассационного суда общей юрисдикции от 14.01.2020 N 88-220/2020, Определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 15.06.2020 по делу N 88-6647/2020

Срок давности страхового случая при страховании от НС

Многие теряются, когда наступает страховой случай. Если не знать порядок действий, можно пропустить срок, в который необходимо обратиться в страховую компанию, и остаться без денег. О сроке давности при страховании от несчастных случаев расскажем в статье.

Страховые компании устанавливают срок, в течение которого необходимо заявить о страховом случае. Обычно это 30 календарных дней. Как отсчитывается период, зависит от вида страхового случая:

  • при временной утрате трудоспособности – 30 дней с даты окончания временной нетрудоспособности;
  • в случае временного расстройства здоровья – 30 дней с даты окончания лечения;
  • в случае установления инвалидности – 30 дней с даты установления инвалидности;
  • в случае утраты профессиональной трудоспособности – 30 дней с даты установления факта утраты профессиональной трудоспособности.

Уведомить компанию можно любым удобным способом. Перечень предпочтительных типов связи, а также контакты специалистов СК смотрите в полисе и договоре страхования. Также рекомендуем сразу, как появится возможность, начать сбор документов.

Связавшись со страховщиком, опишите, что случилось. Старайтесь излагать факты, назовите дату и время страхового случая, место, где он произошёл. Представитель СК подскажет, как правильно поступить в данной ситуации. Рекомендуем записать ФИО сотрудника, который принял сообщение или звонок, и точную дату разговора, чтобы в дальнейшем при возникновении каких-либо затруднений сослаться на представителя компании.

Кто, кроме страхователя, может заявить о страховом случае?

Если у человека, указанного в полисе в качестве страхователя, нет возможности уведомить СК о страховом случае, это могут сделать:

  • застрахованный (то есть выгодоприобретатель по договору);
  • представитель страхователя или застрахованного (в этом случае понадобится доверенность, которую следует заверить у нотариуса);
  • законный представитель застрахованного, не достигшего совершеннолетия.

Порядок действий

Если произошёл страховой случай, обратитесь за медпомощью. При наличии признаков правонарушения или преступления, подайте заявление в полицию. Не забывайте собирать по ходу документы, которые понадобятся при получении выплаты. В бумагах должны быть следующие данные: дата и обстоятельства страхового случая, полный диагноз, время начала и окончания лечения, результаты проведённых исследований.

Уведомите СК, как только это станет возможным, или попросите сделать это родственников любым удобным способом: лично, по телефону, почте, факсу.

При своевременной фиксации страхового случая срок сбора и подачи документов, необходимых для рассмотрения дела и выплаты возмещения, не ограничен.

Какие документы потребуются:

  • заявление по форме СК;
  • копия паспорта;
  • копия договора страхования;
  • оригинал выписки из медкарты.

Также нужны дополнительные документы в зависимости от того, что именно произошло. Это может быть справка из травмпункта, документ о ДТП, акт о несчастном случае на производстве, постановление о возбуждении уголовного дела или об отказе и т.д.

Срок получения выплаты после страхового случая зависит от правил страховой компании. Обычно это 10 дней с того момента, когда СК получила от пострадавшего все необходимые документы. Иногда срок продлевают до 15-20 дней.

Срок исковой давности в страховании

Отдельно рассмотрим срок исковой давности для личного страхования, в том числе от несчастных случаев. Это период, отведённый страхователю на защиту своих прав. Он составляет 3 года. На протяжении этого срока клиент может обратиться в суд для получения возмещения материального ущерба или морального вреда, полученного по вине СК.

Рассмотрим, в отношении каких требований может подаваться иск:

  • о возврате клиенту страховой премии или части установленной договором суммы (ст. 957 ГК РФ);
  • о правильности определения страховой стоимости (ст. 948 ГК РФ);
  • о верности оценки страхового риска (ст. 945 ГК РФ);
  • об ответственности СК за нарушение тайны страхования (ст. 946 ГК РФ);
  • о возврате страховой премии или части суммы при расторжении договора страхования (ст. 958 ГК РФ);
  • о компенсации расходов, которые клиент понёс для уменьшения убытков от страхового случая (ст. 962 ГК РФ);
  • о выплате страхового возмещения или страховой суммы (ст. 929 и 934 ГК РФ).

Иногда у страхователей возникают сложности с расчётом срока исковой давности по договору страхования. Он отсчитывается по правилам ст. 200 ГК РФ. Течение срока начинается, когда истекает период, установленный для перечисления страховой выплаты. Если такой период не установлен, применяется п. 2 ст. 200 ГК РФ. В этом случае течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, то есть с даты, когда произошёл страховой случай.

Перед подачей иска нужно обязательно соблюсти досудебный порядок и подать в страховую компанию претензию, в которой изложить свои требования.

После получения мотивированного отказа от страховщика или, если добиться ответа на досудебную претензию так и не удалось, можно смело идти в суд.

В судебной практике есть примеры, когда срок исковой давности по договорам страхования отсчитывался с того момента, когда клиент обратился в СК и потребовал выплату. Ещё один вариант отсчёта срока – с даты получения отказа от страховой компании в случае, если отказ был незаконным.

В любом случае, рекомендуем не тянуть с уведомлением страховой компании и с защитой своих прав. Сперва попытайтесь решить вопрос мирно. Если СК занижает выплату или вовсе отказывается платить, уведомите, что пойдёте в суд. В случае, если страховщик игнорирует требования, подавайте иск. К нему следует приложить те же документы, которые были собраны для страховой компании. Если есть сложности с определением страхового случая или ситуация нетипичная, рекомендуем воспользоваться помощью квалифицированного юриста.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: