Понуждение к заключению договора купли продажи машины - AUTOEXPERTUSA.RU

Понуждение к заключению договора купли продажи машины

Решение суда о понуждении заключить договор обязательно только для ответчика // Обзор дела № А56-52992/2018

Комитет имущественных отношений обратился в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании штрафа за неисполнение обязанностей по договору купли-продажи.

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области решением от 10.03.2017, оставленным без изменения Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.07.2017 и Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22.11.2017 по делу N А56-25899/2016, обязал Комитет заключить с предпринимателем договор купли-продажи нежилого помещения. В соответствии с пунктом 4 статьи 445 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) с момента вступления решения суда в законную силу у покупателя возникает обязанность по внесению первого платежа.

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 09.07.2018, Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.10.2018 и Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 18.12.2018 по делу № А56-52992/2018 иск удовлетворен.

В соответствии со статьями 309, 310, 333, 425, 445, 446, 453, 486 ГК РФ, разъяснениями, приведенными в пунктах 71, 73 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», вступившим в законную силу решением суда от 10.03.2017 по делу N А56-25899/2016 урегулированы разногласия сторон об условиях договора купли-продажи; с учетом заключения договора по решению суда у предпринимателя возникла обязанность перечислить первый платеж; поскольку предпринимать нарушил срок внесения платежа по договору, Комитет правомерно признал предпринимателя отказавшимся от оплаты цены объекта по договору и потребовал взыскания установленного договором штрафа; основания для уменьшения размера штрафа отсутствуют.

Определением Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 29.08.2019 N 307-ЭС19-3613 по делу N А56-52992/2018 судебные акты нижестоящих судов отменены, в удовлетворении иска отказано.

Доводы Верховного Суда:

В соответствии с пунктом 1 статьи 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Согласно пунктам 1 и 4 статьи 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена данным Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством; условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Пунктом 1 статьи 432 ГК РФ предусмотрено, что договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора; существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Как следует из материалов дела и установлено судами, предприниматель не подписывал подготовленный Комитетом проект договора купли-продажи помещения, направил в его адрес возражения относительно существенного условия договора — предложенной продавцом выкупной цены и с момента получения проекта договора до настоящего времени неоднократно указывал на отсутствие воли заключать договор на предложенных Комитетом условиях.

Пунктом 4 статьи 445 ГК РФ предусмотрено, если сторона, для которой в соответствии с данным Кодексом или иными законами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. В этом случае договор считается заключенным на условиях, указанных в решении суда, с момента вступления в законную силу соответствующего решения суда.

Согласно разъяснениям, приведенным в пункте 42 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25.12.2018 N 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора» при принятии решения об обязании заключить договор или об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора, суд в резолютивной части решения указывает условия этого договора, который считается заключенным на этих условиях с момента вступления в законную силу решения суда (пункт 4 статьи 445 ГК РФ); при этом дополнительных действий сторон (подписание двустороннего документа, обмен документами, содержащими оферту и ее акцепт, и т.п.) не требуется.

Решение суда, принятое по спору, рассмотренному в порядке пункта 4 статьи 445 ГК РФ, и направленному на понуждение ответчика к совершению волеизъявления, замещает волю ответчика, а не истца.

Таким образом, исходя из содержания пункта 4 статьи 445 ГК РФ и приведенных разъяснений, договор считается заключенным между сторонами на условиях, содержащихся в решении суда. При этом в решении должны быть указаны существенные условия договора (условия, которые позволяют считать договор заключенным и о необходимости согласования которых заявит одна из сторон), в остальном содержание прав и обязанностей сторон регулируется императивными нормами законодательства и восполняется диспозитивными нормами законодательства, если правило иное, чем определено в диспозитивной норме, прямо не указано в решении суда (пункт 4 статьи 421, пункт 1 статьи 422 ГК РФ).

Поскольку между сторонами возник спор только о цене выкупа арендованного предпринимателем помещения, судом вопрос о размере штрафа как договорного условия не рассматривался и в законодательстве взыскание штрафа в случае отказа покупателя от оплаты цены объекта в размере, исчисленном Комитетом, не предусмотрено, предприниматель не является стороной отношений, для которой заключение договора обязательно, у него не возникло соответствующего обязательства и на него не может быть возложена эта ответственность.

Кроме того, при рассмотрении настоящего спора следует учитывать нормы специального Закона N 159-ФЗ, которым предусмотрено преимущественное право субъектов малого и среднего предпринимательства при возмездном отчуждении арендуемого имущества из государственной или муниципальной собственности приобрести такое имущество (статья 3), а на уполномоченный орган при получении соответствующего заявления от субъекта предпринимательства возлагается обязанность обеспечить заключение договора о проведении оценки рыночной стоимости арендуемого имущества, принять решение об условиях приватизации арендуемого имущества, направить заявителю договор купли-продажи арендуемого имущества (часть 3 статьи 9).

Частью 4 статьи 4 названного Закона установлено, что в случае согласия субъекта малого или среднего предпринимательства на использование преимущественного права на приобретение арендуемого имущества договор купли-продажи арендуемого имущества должен быть заключен в течение тридцати дней со дня получения указанным субъектом предложения о его заключении и (или) проекта договора купли-продажи арендуемого имущества. Течение указанного срока приостанавливается в случае оспаривания субъектом малого или среднего предпринимательства достоверности величины рыночной стоимости объекта оценки, используемой для определения цены выкупаемого имущества, до дня вступления в законную силу решения суда (часть 4.1 статьи 4 Закона N 159-ФЗ).

Согласно части 9 статьи 4 названного Закона субъекты малого и среднего предпринимательства утрачивают преимущественное право на приобретение арендуемого имущества с момента отказа данного субъекта от заключения договора купли-продажи арендуемого имущества; по истечении тридцати дней со дня получения субъектом малого или среднего предпринимательства предложения и (или) проекта договора купли-продажи арендуемого имущества в случае, если этот договор не подписан субъектом малого или среднего предпринимательства в указанный срок, за исключением случаев приостановления течения указанного срока в соответствии с частью 4.1 статьи 4 Закона N 159-ФЗ.

Таким образом, исходя из положений Закона N 159-ФЗ, Комитет, как уполномоченный орган, является тем лицом, для которого заключение договора купли-продажи муниципального имущества является обязательным в силу закона, а предприниматель имеет право отказаться от заключения договора на любом из этапов и в этом случае он утрачивает преимущественное право на выкуп арендованного имущества.

Иное толкование гражданского законодательства приводит к навязыванию предпринимателю договора, который он в силу Закона N 159-ФЗ не обязан заключать.

Решение арбитражного суда от 10.03.2017 по делу N А56-25899/2016 об обязании Комитета заключить договор купли-продажи вступило в силу с 24.07.2017 (даты принятии Постановления апелляционного суда). При этом предприниматель отказался от заключения договора 22.08.2017, то есть в течение 30 дней с момента вступления в силу указанного решения.

Ввиду того, что решение суда по делу N А56-25899/2016 не является судебным актом, принятым в соответствии с пунктом 4 статьи 445 ГК РФ, и не предполагает заключение договора купли-продажи с момента вступления решения в силу, договор по цене, установленной этим решением, сторонами не заключен, у предпринимателя отсутствовала обязанность по внесению выкупной цены продажи объекта недвижимости и, как следствие, Комитет не вправе требовать взыскания штрафа за невнесение выкупной цены на основании условий договора, предложенного им предпринимателю.

Читайте также  Как правильно составить договор аренды гаража?

Понуждение к заключению договора

Понуждение к заключению договора

Можно ли собственника земельного участка сельскохозяйственного назначения понудить к заключению договора купли-продажи, если после уведомления субъекта Федерации о продаже земли участок был подарен?

Судебная практика (Дело №2-571/2011 г.)

В соответствии с п.1 ст. 8 ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» при продаже земельного участка сельхоз назначения субъект Российской Федерации или муниципальное образование имеет преимущественное право покупки такого земельного участка по цене, за которую он продается. Продавец земельного участка обязан известить в письменной форме высший исполнительный орган государственной власти субъекта Федерации или орган местного самоуправления о намерении продать земельный участок.

Во исполнение этой нормы гражданин 5 августа 2010 г. направил в адрес Администрации Тверской области извещение о намерении продать 7 земельных участков в Бологовском районе как единый объект покупки, и уточнил, что обязательным условием заключения договора купли-продажи, является покупка всех земельных участков, указанных в извещении.

По результатам рассмотрения извещения было принято распоряжение о приобретении только двух земельных участков. О принятом распоряжении 2 сентября 2010 года в адрес собственника было направлено письмо, но на тот момент гражданин, не дождавшись ответа, подарил два земельных участка другому гражданину, оформив договор дарения. 7 сентября 2010 года было получено уведомление об отказе от приобретения в собственность Тверской области оставшихся пяти земельных участков.

Уполномоченный орган Тверской области (на тот момент – Комитет по управлению имуществом Тверской области) обратился в суд с исковым заявлением о признании сделки (договора дарения) недействительной, а также требовал вернуть земельные участки, переданные одаряемому.

В обосновании своих требований Комитет ссылался на ст. 8 ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», в соответствии с которой гражданин обязан заключить договор купли-продажи с Комитетом по управлению имуществом. На основании этого, договор дарения является ничтожной сделкой, как противоречащей требованиям указанной нормы.

Кроме того, по словам Комитета, со ссылкой на ст. 435 ГК РФ, извещение о намерении продать земельные участки является офертой (предложением заключить договор), а уведомление о согласии приобрести – акцептом, в связи с чем гражданин обязан заключить договор купли-продажи, иначе договор будет заключен в принудительном порядке через суд.

Бологовский городской суд Тверской области, рассмотрев данное дело, установил следующее: с юридической точки зрения извещение не может быть расценено как оферта, а полученное уведомление как акцепт. Положения гражданского законодательства (ст. 445 и ст. 421 ГК РФ) об обязательном заключении договора купли-продажи земельного участка из категории земель с/х назначения в данном случае тоже не применяются, так как законом «Об обороте земель с/х назначения» на продавца такая обязанность не возлагается, а возлагается обязанность известить высший орган исполнительной власти субъекта Федерации о намерении продать земельный участок с указанием цены, размера, местоположения земельного участка и срока, до истечения которого должен быть осуществлен взаимный расчет.

Гражданским законодательством установлено, в каких случаях сделка может быть признана недействительной. Договор дарения может быть признан недействительной сделкой только в двух случаях: неопределенность предмета дарения, т.е. не конкретизирован обещанный предмет дарения (п.2 ст. 572 ГК РФ) и момент исполнения обещания «подарить» происходит после смерти дарителя (п.3 ст. 572 ГК РФ).

Данные условия не были нарушены при оформлении договора дарения: предметом дарения были конкретные земельные участки и дарение происходило при жизни дарителя. Кроме того, в установленном законом порядке была произведена регистрация перехода права собственности на земельный участок.

Что касается оснований ничтожности договора дарения в силу неисполнения ФЗ «Об обороте земель с/х назначения», то следует обратить внимание на содержание ст. 166, ст. 168 ГК РФ, в которых в качестве оснований ничтожности договора указано противоречие нормам Гражданского Кодекса, а не другим федеральным законам. При этом, как в Главе 28 ГК РФ, регулирующей общие положения о договорах, так и в Главе 32 ГК РФ, посвященной договору дарения, прямой ссылки на Федеральный закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» не содержится, что также свидетельствует об отсутствии оснований признания договора дарения ничтожным.

Кроме прочего, следует учесть, что Федеральный закон «Об обороте земель с/х назначения» не регулирует отношения по безвозмездной передаче земельных участков с/х назначения. Оснований для признания договора дарения недействительным в силу несоответствия его закону «Об обороте земель с/х назначения» не имеется.

Гражданским законодательством (п.2 ст. 209 ГК РФ) установлено, что собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

В силу ст. 421 ГК РФ понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена Гражданским кодексом РФ, законом или добровольно принятым обязательством.

В связи с тем, что Федеральным законом «Об обороте земель с/х назначения» не установлена обязанность собственника по заключению договора купли-продажи с органом субъекта Федерации. Он не может быть понужден к заключению договора, даже если после уведомления соответствующего органа его волеизъявление изменилось. Кроме того, заявленные требования о передаче земельного участка от одаряемого к дарителю не приведут к восстановлению прав на преимущественное приобретение земельного участка по договору купли-продажи.

Таким образом, собственник не может быть понужден к заключению договора купли-продажи земельного участка с/х назначения органом субъекта Российской Федерации, если волеизъявление собственника продать участок изменилось после направления уведомления о продаже такого участка.

Бологовским районным судом Тверской области в удовлетворении требований Комитета было отказано. Договор дарения не был признан недействительной сделкой, гражданина не понудили к заключению договора купли-продажи земельных участков.

Исковое требование о понуждении ответчика к заключению договора

Исковые требования по данной категории споров должны быть основаны на нормах ГК РФ. В частности, порядок понуждения к заключению договора регламентируется абз. 2 п. 1 ст. 421, п. 5 ст. 429, п. 4 ст. 445 ГК РФ.
Истцом в данной категории споров является сторона не заключенного на момент обращения в суд договора, полагающая, что ответчик (контрагент) уклоняется от заключения договора, несмотря на обязательность такого заключения.
Надлежащим ответчиком является физическое или юридическое лицо, являющееся стороной не заключенного на момент обращения в суд договора, которое, по мнению истца, уклоняется от его заключения.
К исковому заявлению обязательно нужно приложить доказательства наличия у ответчика обязанности заключить договор. При этом следует учитывать, что обязанность заключить договор может возникнуть у ответчика только в двух случаях: когда это прямо предусмотрено законом или когда ответчик принял на себя такое обязательство добровольно (например, путем включения соответствующего условия в предварительный договор) (п. 1 ст. 421 ГК РФ). Если из смысла условий предварительного договора обязанность ответчика заключить договор в будущем не следует, суд откажет в удовлетворении требований истца.
Случаи, когда заключение договора является обязательным в силу закона, перечислены в ГК РФ и других нормативных правовых актах. В частности, заключение договора является обязательным в случае, когда:
— контрагент осуществляет предпринимательскую или другую приносящую доход деятельность, которая предполагает его обязанность заключить договор с любым обратившимся к нему лицом (публичный договор). Наиболее яркий пример — магазин, который обязан продать товар (заключить договор купли-продажи) с любым обратившимся к нему лицом (покупателем). Исключение составляют случаи, когда в заключении публичного договора может быть отказано;
— контрагент занимает доминирующее положение на рынке, обладает возможностью исполнить договор и при этом у него нет экономических, технологических или правовых оснований для отказа в заключении договора (п. 5 ч. 1 ст. 10 ФЗ от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции»);
— в адрес банка поступило предложение об открытии счета на объявленных им условиях, основанных на требованиях закона и банковских правил. В этом случае банк не имеет права отказать в открытии счета, кроме случаев, когда у банка нет возможности принять на банковское обслуживание, или когда отказ допускается законом или другими правовыми актами (п. 2 ст. 846 ГК РФ);
— обладатель патента без уважительных причин не использует или недостаточно использует изобретение, полезную модель или промышленный образец, что, в свою очередь, приводит к недостаточному предложению товаров, работ и услуг на рынке. Патентообладатель в таком случае обязан заключить лицензионный договор с лицом, которое готово использовать перечисленные запатентованные объекты (п. 1 ст. 1362 ГК РФ).
Гражданское законодательство устанавливает общий срок исковой давности длительностью в три года (ст. 196 ГК РФ). Этот срок распространяется на исковые заявления о понуждении к заключению договоров, за исключением случаев, когда поводом для обращения в суд стало неисполнение ответчиком условий предварительного договора о заключении впоследствии основного договора. В этом случае закон устанавливает специальный срок для обращения в суд — шесть месяцев (п. 5 ст. 429 ГК РФ).
Согласно п. 6 ст. 429 ГК РФ обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются, если до окончания срока, в который стороны должны заключить основной договор, он не будет заключен или одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор.
Споры данной категории рассматриваются в общем порядке искового производства по правилам, закрепленным в ГПК РФ.
Исковое заявление о понуждении к заключению договора подается в качестве первой инстанции в районный суд как иск, не подлежащий оценке (ст. 24 ГПК РФ).
Исковое заявление о понуждении к заключению договора подлежит рассмотрению по общему правилу подсудности, установленному ст. 28 ГПК РФ, то есть по месту жительства ответчика — физического лица или по адресу ответчика-организации.
При этом следует иметь в виду: если исковое заявление содержит спор о праве на недвижимое имущество, применяются положения ст. 30 ГПК РФ, которой установлено, что иски о правах на земельные участки, участки недр, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей, предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов.
Требование о понуждении к заключению договора является неимущественным, то есть не подлежит оценке и облагается государственной пошлиной в размере 300 руб. в соответствии с пп. 3 п. 1 ст. 333.19 НК РФ.
Для данной категории споров не предусмотрен обязательный досудебный (в том числе претензионный) порядок их разрешения. Тем не менее, это может быть предусмотрено условиями предварительного договора, заключенного между истцом и ответчиком. В этом случае подача досудебной претензии является обязательной, а к исковому заявлению должно быть приложено доказательство направления истцом ответчику такой претензии (п. 3 ст. 132 ГПК РФ).

Читайте также  Как правильно составить европротокол при ДТП?

Апелляция не признала продажу авто недействительной, несмотря на подделку подписи его сособственника

Красноярский краевой суд оставил в силе решение первой инстанции в споре о признании недействительной сделки по продаже автомобиля, находящегося в совместной собственности супругов, по заявлению одного из них (имеется в распоряжении «АГ»).

Супружеская пара в период брака приобрела автомобиль Nissan Almera за счет заемных средств ЗАО «РН Банк». Кредитный договор и право собственности на машину были оформлены на супругу – гражданку П. Впоследствии автомобиль был продан гражданке Б. по договору купли-продажи.

Позднее гражданка П. обратилась в суд с иском к покупательнице автомобиля и бывшему супругу о признании недействительным указанного договора купли-продажи и применении последствий недействительности сделки. Истица ссылалась на то, что спорный автомобиль был приобретен в период брака с ответчиком и являлся общим имуществом супругов. По словам П., ее бывший супруг продал автомобиль за 150 тыс. руб., однако она не подписывала соответствующий договор купли-продажи, не передавала своему супругу полномочия на продажу машины, не оформляла согласия на сделку и не получала деньги от продажи.

В Советском районном суде г. Красноярска П. поддержала исковые требования, а ответчики не признали иск.

В суде истица пояснила, что она не встречалась с покупательницей автомобиля и не обсуждала с ней вопрос о его продаже. Также П. утверждала, что супруг подделал ее подпись в спорном договоре, и в подтверждение своих доводов представила заключение судебной экспертизы, выполненной ФБУ Красноярской ЛСЭ Минюста. Согласно указанному документу рукописная запись Ф.И.О. истицы и ее подпись в строке «продавец» в спорном договоре были выполнены не ею самой, а другим лицом с подражанием ее подлинной подписи.

Бывший супруг П. не отрицал в суде, что подделал подпись в договоре купли-продажи автомобиля. При этом он утверждал, что вместе с бывшей супругой показывал автомобиль Б., истица сама заполняла текст договора купли-продажи, кроме того, она получила от него половину денег за вырученный автомобиль. Также ответчик сообщил суду о том, что автомобиль был продан покупательнице за 445 тыс. руб., о чем свидетельствовала расписка о получении денежных средств, выданная им покупательнице.

Указанную сумму сделки озвучила и Б., которая считает себя добросовестным приобретателем спорного имущества. Она пояснила суду, что виделась с гражданкой П. в день показа автомобиля, однако отрицала присутствие истицы при заключении сделки. По словам ответчицы, для заключения сделки купли-продажи супруг истицы привез уже подписанный договор. Кроме того, Б. указала на пропуск истицей срока исковой давности, который следует считать от даты заключения спорного договора, и отметила, что надлежащим способом защиты прав истицы будет предъявление иска к ее бывшему супругу о взыскании 50% денежной суммы, полученной от реализации автомобиля.

Районный суд отказал в удовлетворении исковых требований, исходя из того, что спорный автомобиль являлся совместной собственностью супругов. Как указал суд, для совершения одним из супругов сделки по распоряжению движимым имуществом и сделок, не требующих нотариального удостоверения, не требуется получать нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Поэтому, пока не доказано иное, презюмируется, что любые действия супруга с движимым имуществом совершены с согласия второго супруга (ст. 35 СК РФ).

Кроме того, суд сослался на пропуск истицей срока исковой давности, при этом отказавшись восстанавливать его в силу того, что «истица не несла расходов по содержанию, не принимала мер по обеспечению сохранности данного автомобиля, не обеспечивала заключение договора ОСАГО в отношении него и не проявляла интереса к судьбе данного автомобиля». Также суд указал, что одним из способов защиты прав истицы может быть предъявление иска к ее бывшему супругу о взыскании половины суммы, полученной от продажи автомобиля.

Впоследствии истица подала апелляционную жалобу, в которой просила отменить решение суда, ссылаясь на его незаконность. В жалобе, помимо прочего, указывалось на неправильное исчисление судом первой инстанции срока исковой давности, который следовало исчислять с момента, когда ей стало известно о нарушенном праве.

Изучив материалы дела, Красноярский краевой суд пришел к следующим выводам.

Как пояснил суд, совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим движимым имуществом, и оспариваемая другим участником по мотиву отсутствия на то согласия законодателем квалифицируется как оспоримая и может быть признана недействительной, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом. Бремя доказывания юридически значимого обстоятельства возлагается на участника совместной собственности, оспаривающего сделку.

Апелляция указала, что в данном случае имелось ясно выраженное согласие обоих супругов на распоряжение имуществом. Также она отклонила доводы жалобы, связанные со стоимостью спорного имущества и ценой оспариваемой сделки, заключением договора купли-продажи, так как юридически значимым обстоятельством в указанном споре являлась доказанность факта осведомленности стороны покупателя о наличии возражений истицы относительно продажи спорного автомобиля.

Красноярский краевой суд пришел к выводу, что покупательница автомобиля полагала, что продавец распоряжается имуществом с согласия супруги, в связи с чем признал ее добросовестным приобретателем.

Также апелляция поддержала вывод суда первой инстанции о пропуске истцом срока исковой давности, поскольку о нарушенном праве она должна была узнать с даты продажи автомобиля – 5 марта 2016 г., а в суд П. обратилась лишь в сентябре 2017 г.

В судах интересы истицы представлял юрист Константин Иванов, который сообщил «АГ», что собирается обжаловать апелляционное определение и намерен дойти в указанном споре до Верховного Суда РФ. «П. не давала согласия на сделку, поэтому в ней имеется порок волеизъявления. Нарушение принципа согласованности сторон приводит к ничтожности сделки, – пояснил юрист. – Супруг истицы необоснованно распорядился общей совместной собственностью, а ответчик подтвердил, что в сделке по купле-продаже авто отсутствовало согласие его супруги».

Также Константин Иванов отметил, что при заключении спорного договора ответчица Б. должна была проявить необходимую разумность, добросовестность, осмотрительность, и она имела такую возможность, поскольку фактически проживала по соседству с истицей и могла запросить согласие на сделку второго продавца.

«В планах пока не идет речи о применении последствий недействительной сделки. Сначала необходимо признать ее таковой», – заключил Константин Иванов.

Заключение договора

Понуждение к заключению договора.
Споры о понуждении к заключению договора

Современным российским законодательством закреплён принцип свободы заключения договора.

Каждый сам решает, вступать ему в договорные отношения или нет, заключать сделки или договориться иным образом, ведь такова и сама природа ДОГОВОРА – договориться, чтобы получить результат. Принуждение Привлечением субъектом помимо их воли совершать определенные действия или претерпевать действия в отношении них со стороны другого субъекта к заключению договора недопустимо.

Однако любое правило имеет исключения. Это касается и свободы договора.

В гражданском обороте существуют конкретные ситуации, когда лицо могут «заставить» совершить сделку, понудить к заключению конкретного соглашения.

Читайте также  Требования к оформлению договора купли продажи автомобиля

Незаконно? Не думаем, потому что, скорее всего, условие об обязанности заключить соглашение предусмотрено либо в его тексте, либо в норме закона, либо суд так указал. И это будет считаться вполне справедливым решением.

В каких ситуациях действует «механизм» понуждения? Как правило, о понуждении заключить договор можно говорить в следующих случаях:

  1. когда такая обязанность вытекает из закона или текста договора;
  2. когда установлен факт уклонения одной из сторон сделки от её совершения;
  3. когда имеется судебный акт, который понуждает сторону заключить договор или обязывает совершить конкретную сделку.

Один из самых популярных случаев, когда у контрагента возникает право требовать заключение основного договора от уклоняющейся стороны – заключённый предварительный договор.

Обычно это соглашение, где сторонами уже согласованы условия для основного договора, который они обязуются заключить в будущем. Им же предусматривают сроки, когда они заключать основной договор, а также иные согласованные моменты.

Покажем на простом примере, где наличие предварительного договора будет уместным, – договор купли-продажи жилого помещения.

Продавец Организация независимо от ее формы собственности собственности, а также индивидуальный предприниматель, реализующие товары потребителям по договору купли-продажи (преамбула к Закону РФ «О защите прав потребителей») и покупатель пришли к соглашению, что основной договор будет заключён тогда, когда продавец выполнит следующие условия: получит согласие органа опеки на разрешение продажи квартиры, так как одним из сособственников является несовершеннолетний, и «пропишет» ребёнка в другом месте.

Как правило, эти условия и прописываются как раз таки в предварительном договоре с указанием срока, в течение которого будут выполнены эти действия, и когда можно будет приступить к реализации основной договоренности – купли-продажи квартиры.

Как любое правовое явление, соглашение «о заключении сделки в будущем» имеет как положительные, так и отрицательные стороны.

Помните, когда замечен факт уклонения от заключения сделки, важно проявлять активное взаимодействие с уклоняющейся стороной – в обязательном порядке до окончания срока заключения основного контракта направить ей предложение о совершении согласованной ранее сделки.

В противном случае, если ни одна из них не проявляет себя и не предлагает заключить согласованную сделку, а срок для её заключения подходит к концу, то все обязательства предварительного договора теряют свою силу.

Поэтому не следует спешить заключать такие договоры, мы всегда рекомендуем перед совершением любой договорной сделки проконсультироваться с компетентным специалистом.

Всегда, когда возникают отношения между государственным/муниципальным заказчиком и поставщиком, понуждение к заключению договора, как со стороны заказчика, так и со стороны поставщика, предполагается.

По общему правилу для госзаказчика заключить договор на поставку товаров для муниципальных/государственных нужд, – обязательное правило, если имеется соответствующий госзаказ. Следовательно, понуждение поставщика заключить такой контракт в случае уклонения заказчика будет считаться законным.

Когда идет речь о публичном договоре, то у каждого, кто обратился его заключить, есть возможность требовать его заключения у коммерческой организации, которая необоснованно от этого уклоняется.

Логика простая: если компания заявляет о публичном договоре относительно своих товаров и услуг, то с каждым контрагентом, кто обратится в эту компанию за приобретением соответствующего товара или услуги, она обязана будет заключить такую сделку, потому что публично выразила свое согласие на это.

Не подумайте, что права коммерческой компании в такой ситуации не подлежат защите.

В судебной практике есть устойчивая позиция, согласно которой если потребитель (контрагент) фактически использует товар или услугу коммерческой организации, то последняя также вправе требовать обязать контрагента заключить с ней сделку, потому что договорные отношения предполагаются. Чаще всего это встречается в спорах между потребителями и электро-, газоснабжающими организациями.

Схожая ситуация наблюдается и в спорах с банковскими организациями относительно договоров банковских счетов. Так, если банк отказывает клиенту открыть расчетный счёт в банке, то клиент вправе обратиться в суд и потребовать заключить с ним договор банковского счёта.

Гражданским законодательством предусмотрено исключение, а именно: если у банка нет возможности открыть счёт либо эта процедура не допускается согласно договору или закону, то понуждение к заключению сделки недопустимо.

Яркий пример, где применимо понуждение к заключению договора: при взаимодействии с организацией, которая управляет правами на коллективной основе.

Как правило, любой необоснованный отказ своему пользователю даёт право последнему обратиться в суд с требованием в принудительном порядке совершить действия, характерные для такой организации, в которых заявителю было отказано.

Иски с требованием принудительного заключения договора возможны и в случае арендных отношений.

Как правило, это происходит тогда, когда собственник земельного участка отказывается заключать договор аренды этого земельного участка с собственником недвижимости, расположенной на спорном участке.

Судебная практика по этому вопросу рознится от региона к региону, каждая спорная ситуация нестандартна и требует к себе индивидуального подхода.

Причин, по которым одна из сторон сделки начинает уклоняться от её совершения, – множество. Здесь и признание уклоняющейся стороной того, что первоначальные условия контракта, которые согласовали стороны, стали для неё невыгодными, и внезапное наступление экономического кризиса, и снижение или потеря дохода, и болезнь и пр.

Как действовать добросовестной стороне соглашения, когда контрагент уклоняется от его заключения?

Для начала определить, является такое уклонение законным или нет.

Законное уклонение обычно наблюдается в ситуациях, когда причины уклонения стороны являются обоснованными и серьёзными.

К примеру, ситуация с поставщиком строительных материалов. Поставщик отказывает своему постоянному заказчику заключить договор поставки, потому что поставка товара на текущий момент приостановлена и не может быть обеспечена, так как предприятие, у которого поставщик закупал строительные материалы, вследствие кризиса обанкротилось.

В ситуации с незаконным уклонением, если есть возможность его подтвердить, лучше обратиться к юристу и заявлять о понуждении к заключению договора в судебном порядке.

Обращение в суд – это ещё не решение проблемы. Дела являются сложными и требуют тщательной подготовки, начиная с правового анализа документов, заканчивая предоставлением доказательств.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: